Наследник НПО «Фазотрон»

Есть в Москве такое открытое акционерное общество – «Корпорация «Фазотрон-НИИР». Фирма с 90-летней историей, хорошо известная в нашем отечестве и за рубежом, причем – как в технологически продвинутых государствах, так и в развивающихся (в числе последних – Индия и Китай). Она является наследником знаменитого в свое время научно-производственного объединения «Фазотрон», из стен которого вышли в свет практически все созданные в Советском Союзе и России бортовые радиолокационные станции для истребителей тактической авиации от МиГ-17 до МиГ-29 и Су-27. С этими радарами до настоящего времени летают тысячи истребителей и штурмовиков в РФ и за ее пределами.

На «Фазотроне» принято работать по 40–50 и даже 60 лет. Здесь реализуются крупномасштабные научные разработки. Люди трудятся с интересом, большой отдачей, забывая об отдыхе и не задумываясь о неминуемой старости. Даже дефолт 1998 года не смог разрушить костяк коллектива. Да, затягивали пояса, не получая долго зарплату, но, извините, вкалывали и не сомневались, что победа все же останется за любимым делом.

А лучшее время для «Фазотрона» пришлось на 1960–1970-е годы. Это была пора стремительного развития наших технологий и разработок, опытно-конструкторских работ и успешных летных испытаний. Кстати, и тогда главное вознаграждение приходило в виде блестящих результатов. Конечно, это приносило и премии, и повышения. Но, смею заметить, для фазотроновцев этого поколения они не были решающими.

Даже сейчас, в трудные дни нынешнего экономического кризиса «Фазотрон» оказался способен на технический прорыв и провел испытания своей новейшей бортовой радиолокационной станции с активной фазированной антенной решеткой. И они прошли весьма успешно.

Но сейчас приходится писать о другом. Об этом даже думать тяжело, но горькая необходимость заставляет это сделать. Поговорим о тех, кто покидает нас, и порой навсегда.

Читайте также  Астрономия – перекресток науки и культуры

Что же они сделали не так? Не накопили денег на свои похороны?

В этом году у нас особенно было много увольнений и, к сожалению, смертей. Куда уходят те, кто множил славу «Фазотрона» как одного из ведущих предприятий оборонно-промышленного комплекса России? Поверьте, в большинстве своем – в нищету. Мизерные пенсии, огромные расходы на лечение. А кто может сказать, сколько стоит сейчас скромно похоронить москвича?

В июне, только отметив свое 80-летие, будучи работающим пенсионером, скончался Анатолий Федорович Щербаков, ведущий инженер-конструктор… Помог ли «Фазотрон» в его погребении? Нет, ни копейки не выделил. Отговорка: «Это можно сделать только из прибыли предприятия». А кто как не это поколение приносило ее в свое время?

На днях умер Николай Павлович Кочуров, также ведущий инженер-конструктор, создатель уникально сложного режима радиолокационной станции. Да, он ушел из жизни, будучи на пенсии. Но какое это имело значение, если никого не интересовало, как ему там живется, сколько он тратит на лечение, хорошо ли питается. При жизни он ничего ни у кого не просил. Но спросите, как вынесет эти огромные похоронные расходы его вдова, которая, кстати, тоже работала на «Фазотроне» и не одно десятилетие.

Никого из имеющих финансовую власть не волновали слезы дочери замечательного конструктора Александра Федоровича Макуренкова. Катастрофически не хватало денег на жизненно необходимые безумно дорогие инъекции, а законно принадлежащие ему деньги за использование его изобретений не выплачивались: «Он же у нас больше не работает!» Слава богу, он жив. Александр Федорович, живите долго! Нам это не безразлично.

Весной была уволена по сокращению штатов Василя Абдуловна Одинцова, ведущий специалист по созданию сложнейших алгоритмов управления режимами радиолокационных станций. Кому интересно, сколько стоит ее пребывание в отделении кардиологии? И разве она одна такая?

Читайте также  Передвижная выставка музея Циолковского

Новым финансовым руководством «Фазотрона» нам навязан стереотип, в соответствии с которым уходящий пенсионер подлежит забвению. И он чаще всего остается со своими болезнями и проблемами, которые в первое же время съедают все накопленные скудные сбережения. Но кого это волнует? «Нет человека, нет проблемы».

На предприятии существует какой-то параллельный мир, где управляют финансами, где профессионализм доведен до полного бесчувствия и откуда наши проблемы видятся, как «земля в иллюминаторе».

Да, кризисное время не лучшее для того, чтобы говорить о создании специального фонда для ветеранов «Фазотрона», но это было бы хорошим решением.

Знаменитый доктор Гааз жил и работал в России, следуя принципу: «Спешите делать добро!» Сам он умер в нищете, но его слова до сих пор не дают покоя людям, у которых есть совесть.

Какими же словами достучаться до тех, кто считает, что будет жить вечно или на том свете сможет купить себе пребывание в райских кущах? Не сможет